Присоединяйтесь


 


логотип redbeard.by

Наша кнопка

Газета капоэйры.

 

— Что это у вас за секта???

— Афро-бразильское танец-единоборство.

— А какого черта вы здесь песни поете?

— Хе-хе… Дело в том, что песни — это неотъемлемая часть капоэйры как боевого искусства, танца. И все.

— Так-так, подождите, если это танец, то зачем вы друг друга наземь кидали…

— Ну, это крайняя форма танца. Своеобразный такой танец. Пик танца.

— Как-то я совсем запуталась. Это танец или боевое искусство?

— Это порывы души. Это боевое искусство. Точка.

— Тогда почему вы морды все же не бьете друг другу?

— Потому что это танец…

 

Приехали…

Я уже не помню, сколько лет назад была записана эта беседа. Помню только, что я тогда (как и сейчас, впрочем) работала журналистом, и очень хотела написать статью о капоэйре. Но писать о том, чем сам занимаешься, практически невозможно, поэтому я попросила ребят из группы помочь — представить, что я совершенно незнакомый им человек, доставучий-ничего-не-понимающий-журналист.

Я сказала: вы меня не знаете. Я сказала: отвечайте на все мои вопросы. Я сказала: ЗАПИСЬ! И вот ребята, которые занимались капоэйрой на тот момент чуть больше года, заговорили. Все действительно захотели мне рассказать, что же это такое, капоэйра.

 

Герои: Б. — Бранка (Branquinha); К. — Козлов (Macaquinho); М. — Макс (China); Т. — Траба (Trabalhador); В. — Вара (Vara); С. — Света (Catastrofe); O. — Оля (Docinha); Л. — Лавр (Pula-Pula); Е. — Ежи (Mola); курсив — коллективное бессознательное.

 

Б.: — Капоэйра — это альтернатива всему, чему угодно. Даже спорту. Это значит, что ты не можешь четко определить, что это.

К.: — Каждый сам для себя решает — танец это, или боевое искусство.

Б.: — Те, кто решил, что это танец, валяются в крови. Гы-гы…

 

— А если я владею пару приемчиками каратэ, или боксом увлекаюсь. Кто кого повалит?

К.: — Капоэйра повалит всех, по-любому!

 

— Так главное ли в капоэйре повалить кого-нибудь?

Т.: — Капоэйра непредсказуема. Никто не знает, что будет в следующий момент, этим она и берет. Могут быть мощнее виды спорта, как муай тай, они вне конкуренции. Но капоэйра берет своей неожиданностью.

Б.: — Капоэйрист делает вид, что он проиграет, а потом выигрывает.

В.: — Капоэйра — это как игра кошки с мышкой. А цель — получить внутреннюю радость от этого.

К.: — Главное — запугать противника, чтобы он чуть ли в штаны не наделал и убежал из круга. Или кричал в блаженстве.

В.: — Энергия Аше пробуждает страсть и благоговение перед жизнью.

 

— Непонятные слова. Что такое «Аше»?

Т.: — «Аше» — это как достижение нирваны, достижение счастья, когда у тебя просто офигенный запас энергии. Ты движешься и не чувствуешь боли. И ты счастлив. Твое тело полно энергии, заряда. И ты готов эту энергию распространить на всех, всем дать. Это энергия, которая добывается в энергии.

 

— Это эксклюзивно капоэйристическое состояние? «Аше»? Можно трэйдмарк ставить?

Т.: — Скажем так: она достигается посредством… счастья, что ли. Ты рад, что ты двигаешься. В других искусствах, не думаю, что также: ты мочишься, или бьешь, там, по груше, и думаешь: «О, да, я счастлив!».

В.: — В каждом виде искусств есть своя терминология, свое специальное слово. «Аше» можно перевести как «энергия счастья», энергия радости, энергия блаженства. Просто у нас это называется «Аше». А по-другому — это страсть, квинтэссенция радости или счастья.

М.: — Это может быть экстаз, может быть драйв, какие-то очень переполняющие тебя чувства, эмоции, заряд энергии колоссальный.

Л.: — «Аше» можно получить не только в капоэйре, но и занимаясь любимым делом.

К.: — «Аше» — это офигенное ощущение. Ты чувствуешь музыку, ты играешь, тебя вообще плющит. Можно, если долго играешь, вообще уйти в астрал.

О.: — «Аше»… Ну вот я с тобой разговариваю, я тебе передаю энергию. Это та энергия, которая составляется из тех, кто играет, тех, кто стоит и хлопает, это то, что царит между всеми капоэйристами во время игры, если они сосредоточены и готовы отдавать.

В.: — То есть это можно назвать энергией притяжения. Мы стоим, и нас всех притягивает, мы всегда вместе, мы вдвоем. Капоэйра всегда предполагает два человека, которые говорят что-то третье. А третье — это и есть «Аше».

 

— Эй, парень, а у тебя «Аше» было?

Е.: — Нет, я еще маленький…

— Ха-ха… У него еще этого не было!!!

— А как это???

— В какую газету ты пишешь?

— В газету капоэйры.

 

Б.: — «Аше»? Не знаю, у меня «Аше» появляется, когда я вижу, как ребята делают то, что обычный человек сделать не может. Они выпендриваются, они делают офигенные трюки. И ты такой уа-а-а-ау! И сам выходишь, и делаешь также.

К.: — Ну, в смысле, ты выпендриваешься, но от этого сам получаешь радость. И радость от того, что люди показывают, что их прет и они выделывают крутые штуки.

С.: — Мне кажется, «Аше» нельзя получить одному, потому что «Аше» возникает только когда мы все вместе, обмениваемся своей радостью, своим счастьем, и эта энергия — она отпружинивает от каждого и как воронка закручивает, и то, что внутри находится круга — это «Аше».

В.: — Я еще хотел сказать про ансамбль. Как он у нас называется? Батерия? Батерия играет очень важную роль. Когда ты сосредотачиваешься на музыке, когда ты играешь, или слушаешь, или поешь — ты в мире звука находишься. Музыка — это один из основных элементов, который вызывает состояние «Аше».

 

— Все же ответьте мне внятно: зачем в капоэйре используются музыкальные инструменты?

Т.: — Ни фига себе вопросик… Инструмент в повседневной жизни поднимает настроение. Что мы делаем, когда пробуждаемся, встаем с постели? Мы включаем музыку! Она поднимает, она заводит! Так же и в капоэйре. Музыка помогает настроиться на какую-то свою волну, свой мир, войти в определенное состояние. Допустим, в йоге — это тишина. У нас — это музыка. И еще она — Бог. Она создает игру. Пусть эта игра тренировочная — ритм спокойный, он располагает к плавной игре, которая заставляет думать. Или это игра агрессивная, файтинг, когда ритм жесткий, четкий, когда инструменты выбивают звуки, сердце у тебя пульсирует, выбрасывается адреналин в кровь, и ты начинаешь реально заводиться и вступаешь в контакт — смертельный бой.

К.: — Я хочу сказать! У нас есть главный инструмент — беримбау — он ведет все. Он божественный, и вызывает богов, и эти боги делают «Аше».

 

— Какие еще боги? Какой беримбау?

В.: — Те, кто создал этот вид боевого искусства, практиковали язычество. И, соответственно, своеобразные музыкальные инструменты наверняка (это предположение) взывали к определенным языческим богам, что давало людям какой-то драйв, стимул, запал. Причем, заметь, какие это инструменты! Это же не клавиши, барабан и гитара. Это очень своеобразные инструменты. И это своеобразие тоже вносит свою эстетику и шарм в капоэйру.

 

— И это до сих пор действует?

В.: Язычество в капоэйре — это такой пережиток, который ушел на задний план. Когда рабов из Африки завезли в Латинскую Америку, им насаждали христианство, и, следовательно, теперь в песнях капоэйрских иногда поется о Деве Марии и прочих христианских святых.

Но смысл песен важен. Дело в том, что песни все равно задают программу, направление, атмосферу, климат. Допустим, мы поем про воина, и, может быть, когда мы поем про воина, это пробуждает в нас силу воина или порывы богатырские. Или поем про Деву Марию, какую-то программу нежности запускаем. У женщин гармоналка начинает играть, и их тянет к мужчинам :). Или наоборот, мужчин к женщинам.

М.: — Однако не стоит забывать, что капоэйра — реальное боевое искусство, и при реальном применении им можно не только эффективно защищаться, но и нападать, крошить мозги, руки, ноги и все такое прочее.

 

— Кто выигрывает в капоэйре?

Т.: — Выигрывает тот, кто хитрее. Выигрывать — это очень тонкий момент. Человек со стороны не уловит, кто выиграл. Новички этого не уловят. Это западня. Выигрывает тот, кто сделал западню.

 

— В капоэйре нет такого — нокаут, нокдаун?

Т.: — Это явная победа. Но это тоже должно быть не грубо, а технично. Если сделать это технично, то это уа-а-ау!

А так выиграешь в капоэйре, когда создашь такую ситуацию, в которой твой противник не находит ничего другого, кроме как взвизгнуть: «Бля-я-я, что делать??!!». Но такую победу может сделать только опытный игрок, Мастер.

К.: — Кстати, да. Проверено на себе. Когда играл с Мастером: куда бы ни двинулся, отовсюду хочется убежать! А некуда…

Т.: — А так, на начинающем уровне, нет победы, есть только игра.

К.: — Профессионалы могут увидеть победу или поражение просто в глазах играющих, в их движениях: когда человек сковывается, начинает только защищаться — это, считай, проигрыш. Но «обычный смертный» вряд ли это заметит.

Л.: — Я хотел сказать, что ты всегда играешь с собой. Если ты получил «Аше», ты победил.

Б.: — У меня две мысли: Если ты не запутался в собственных ногах — ты победил. Это раз. Второе, я не сильна в шахматах, но мне кажется, что выигрыш в капоэйре подобен шахматным шаху и мату. Когда ты продумал наперед комбинацию и ее сделал. Поставил шах и мат. Тогда ты выиграл. Но не формально, а для себя.

С.: — Есть еще другая победа — когда смог, во-первых, навязать свою игру, то есть человека, с которым ты играешь, запутать, заставить делать, что ты хочешь. А второе, если ты смог выкрутиться из невероятной западни, играя с Мастером или капоэйристом, выше тебя уровнем.

В.: — Кстати, смотри, в капоэйре можно не только «Аше» получить, но и такие вот ранения (показывает разбитую ногу). Но все же в капоэйре нет агрессии — это самое главное. Как на Руси в Х-XII веке, там богатыри сражались не для того, чтобы подавить друг друга. В войнах — да. Но иногда они встречались в степях, и просто сражались, чтобы увидеть, насколько они выносливые, показать свою ловкость. Но не всегда это была агрессия. Также и в капоэйре. Там нет агрессии. Внимание обращено и на себя, и на другого. Игра. Ловкость. Но нет конкуренции.

Л.: — На счет агрессии. Я считаю, что в капоэйре, как и в любой другой вещи, агрессии нет. Агрессия исходит только от человека. Когда человек агрессивен, он может и побить, и больно уронить — все, что угодно. Но в капоэйре самой по себе агрессии нет.

 

— Капоэйра в Беларуси. Под каким это соусом?

Б.: — Я хочу начать с того, что мы здесь не просто кучка любителей, а представители…

— чистой расы!

Б.: — Одной из самых известных и крупных школ современной капоэйры в мире. Это накладывает определенные обязательства и, естественно, мы должны понимать капоэйру, как одно целое. Мы не имеем права ударяться только в физуху. Те, кто напрочь отказывается воспринимать все аспекты капоэйры в целом, в скором покидают группу.

 

—  Какие аспекты у капоэйры?

Б.: — Боевой, танцевальный, спортивный, музыкальный, то, что сопровождает капоэйру — самба, макулеле, хотя бы...

— Все курят ганджу :)

Б.: — Ну, еще изучение культуры бразильской тоже является частью обучения в группе, но это по желанию.

 

— То есть направление, которое выбрала группа в Беларуси...

Б.: — Это капоэйра, какая она есть!

К.: — А мне не нравится, когда нас называеют “группа” или "школа". Мы не группа, мы одна большая семья. Мы друг друга любим и уважаем. Вся школа FICAG — это одна большая семья. Мы всех знаем, дружим, даже если никогда не видели — по фоткам только, но если он из FICAG — это уже наш человек! И когда такие люди к нам приезжают, это вообще тема. Мы собираемся иногда в компании, отдыхаем вместе, если есть сободная хата, то это вообще весело! Это капоэйра, она во всем: покушать каких-нибудь бразильских блюд, встретить вместе Рождество, устроить Новый Год бразильский, День рождения отметить... Или просто собраться потусить  всем будет клево. Главная в этом зебестовская фигня.

— Ага, побухать...

М.: — Если японские боевые искусства – возьмем карате, джиу джитсу, айкидо – это очень сторогие искусства. Пришли, поприветсвовали друг друга, отзанимались, ушли. То капоэйра – это очень много общения, много невербального общения. Это радость от того, что ты занимаешься не только с соперником, а со всеми, кто тебя окружает.

В.: — Капоэйра затрагивает все уровни взаимодействия. Капоэйра – это как хобби. Или как стиль, говорят, жизни. Потому что мы постоянно капаем вглубь.

Е.: — Капоэйра — это боевое искусство, в котором нет ограничений. Ты можешь двигаться, как хочется тебе, играть на инструментах, как хочется тебе. Все это должно сливаться в одно целое, и не выходить за рамки того, что создается всеми вместе.

 

Снова вы меня запутали! В капоэйре рамки есть, или рамок нет?

Т.: — В капоэйре можно все, но нужно все-таки соблюдать традиции.

А по поводу группы, я хочу сказать, что мы развиваемся ого-го-го как! Когда я только пришел заниматься, мечтать о том, что мы будем частью одной из знаменитейших школ в мире... Это было невообразимо. А сейчас у нас есть инструменты, о которых раньше можно было только мечтать, мы уже более-менее умеем играть. Поем. Хлопаем. Не сравнить с тем, что было раньше, когда мы просто вытягивали из каждого слово, когда хлопает кто-то, это уже «а-а-а, Боги, спасибо!». А сейчас все поют, все играют, это заводит, сейчас намного легче получить «Аше». Когда-то ты его добивался, а сейчас тебе помогают достигать его.

Б.: — Группа белорусская имеет очень большую особенность. Во всей Европе, в цивилизованном мире, существует множество школ, где есть Мастера, или хотя бы инструкторы с большим стажем, которые обучают людей. У нас таких людей не было изначально. Мы фактически все построили своими ручками, сами тут развиваемся кое-как, заимствуя опыт наших камрадов из других стран. В том, что капоэйра есть в Беларуси — огромная заслуга каждого из нас. Мы сами все это сделали. Вот каждый.

 

— А что дальше?…

— А дальше Вара хотел три фразы сказать.

 

— По поводу перспектив, или вообще?

В.: — Слушай, Люся. Мне захотелось стать журналистом — это раз. Второе — ты задолбешься снимать текст. Все, заканчивай. А третье — я хотел показать трюк. Смотрите все, я придумал: оп-па. (Садится на пол и показывает трюк.)

 

2012 FICAG © Людмила Шестак

 

гомеопат отзывы;Циклевка паркета;Купить компьютер Одесса, купить комп , подбор компьютера по параметрам;Ремонт паркета;Видеонаблюдение дома, установка камер видеонаблюдения , сигнализация цезарь сателлит